Уважаемые читатели! Сайт отображается в мобильной версии. Для отображения полной версии сайта необходимо открыть сайт в окне шириною не менее 1024 пикселей.

Ирина Николенко, ("Республика Башкортостан"). Москва вещала из Кушнаренково.

Мансуров Роберт

Дата последнего входа: 25.12.2012 23:12:41
Дата регистрации: 12.04.2012 13:31:36
День рождения: 2 января
Пол: Мужской
Мансуров Роберт -> Всем
Ирина Николенко, ("Республика Башкортостан"). Москва вещала из Кушнаренково.
Как это было. Москва вещала из Кушнаренково

Версия для печати

14.02.2004

…26 октября 1941 года тишину осенней ночи нарушил рев тяжелых машин. Несмотря на то, что событие это было сродни грому среди ясного неба (даже лошадей и тех отправили на фронт, не говоря уж об автомобилях, которые и так были редкостью), люди остерегались даже выглядывать из окон. Не столько знали, сколько чувствовали: мероприятие — в высшей степени секретное и значительное.

Коминтерновцы поселились на Девичьей горе в бывшем доме Грибушина. О том, что происходило за высоким забором, местные жители могли только догадываться, да и то по прошествии многих лет. А тогда очень странно было видеть им женщин в брюках, слышать грохот взрывов и иностранную речь. Настоящих имен «пришельцев» никто не знал, руководителем их был высокий красивый мужчина по фамилии Михайлов. Позже выяснилось, что на самом деле он — член исполкома болгарской компартии Рубен Аврамов, был дружен с лидером болгарских коммунистов Георгием Димитровым. И сам Димитров не раз приезжал в Кушнаренково.
Населению не очень внятно объяснили, что «там» допризывников готовят к воинской службе. Гора была блокирована полностью. Здание напоминало крепость. На третьем этаже за кованой железной дверью находилась радиовещательная комната. Для того чтобы запустить радиоточку, на гору привезли мощные аккумуляторы с подводных лодок. Осколки этих аккумуляторов находят до сих пор. А тогда по республике в направлении запада от Кушнаренково стояли мощные ретрансляторы. Целая станция высоких антенн была расположена и на улице Менделеева в Уфе — рядом с санаторием «Зеленая Роща». И было время, когда радиовещание на весь мир осуществлялось с кушнаренковской горы. А люди слушали и не подозревали, что слова «говорит Москва» звучат вовсе не из столицы Родины.
К высокому забору на Девичьей горе никого близко не подпускали. Лишь известная впоследствии в республике виноградарь Лидия Николаевна Стреляева была допущена работать там кассиром. Да работница кушнаренковской библиотеки некоторых из обитателей горы знала по настоящим именам, потому что отказалась записывать в библиотеку по партийным кличкам. Среди читателей оказались Берман, Эспехо, Наварро…
В книге Рудольфа Ветишка «Прыжок во тьму» есть фрагмент, когда он вспоминает, как питомцы коминтерновской школы вылетали на фронт с Кушнаренковского аэродрома.
Много известных в мире людей побывали на знаменитой Девичьей горе. В восточной ее стороне жила легендарная Долорес Ибаррури с дочерью Амайей, которой в ту пору было тринадцать лет. Одним из примерных учеников знаменитой школы был и Маркус Вольф — впоследствии руководитель «штази» — секретной службы ГДР. Доподлинно известно, что коммунистическая партия Чехословакии трижды восстанавливалась за счет выпускников школ Коминтерна. Участь многих из них оказалась трагичной. Например, Кэтэ Нидеркирхнэр (в Кушнаренково ее называли Катенькой) была уничтожена в концлагере: после выполнения боевой задачи ее «раскрыли» спецслужбы. Популярный футболист Гомес — тоже «родом» из этих мест. Воспоминания его были опубликованы в книге Геннадия Семара «Под одним небом». Существует легенда, что тайно, на пароходе приезжал в Кушнаренково сам Главнокомандующий Иосиф Сталин. Это выглядит вполне логично: школа Коминтерна на горе считалась одним из личных врагов Гитлера и в первую очередь подлежала уничтожению.
Известный немецкий деятель Джон Эрпенбек родился в Уфе в здании Башгосуниверситета, в котором во время войны находился родильный дом. Родители малыша были преподавателями кушнаренковского Коминтерна, а сам Джон уже после войны приезжал посмотреть на те места, которые фактически считаются ему родными.
Был захоронен на кушнаренковском кладбище француз, который то ли погиб, то ли просто умер на этой земле. В семидесятых годах произвели эксгумацию и перезахоронили останки во Франции.
Как выяснилось спустя многие десятилетия, Гитлеру незачем было уничтожать школу Коминтерна, мы и сами с подобными делами неплохо справляемся. Наверное, от всех этих событий не осталось бы никаких следов, кроме искореженной взрывами поверхности Девичьей горы и ее окрестностей, если бы не Роберт Николаевич Мансуров. Именно его стараниями в 1981 году на базе Кушнаренковского сельхозтехникума был открыт Музей дружбы народов, посвященный школе Коминтерна. Энтузиасту удалось собрать массу интересных материалов, взглянуть на которые приезжали многие иностранцы: сами участники тех событий, их родственники.
Деньги на создание музея собирали студенты техникума. Затем некоторые материалы пришлось передать в Республиканский краеведческий музей. Многие документы были отправлены в Москву по требованию института марксизма-ленинизма. Большинство местных архивов тоже уничтожено по известным причинам: тридцатые-сороковые годы примечательны еще и тем, что очень и очень многие вынуждены были писать друг на друга доносы. А оставлять столь некрасивый автограф в истории своей Родины никому не хочется. Кроме того, в конце восьмидесятых годов музей Коминтерна был просто закрыт, а здание передано СПТУ. И то немногое, что удалось сохранить, — в основном заслуга Роберта Николаевича, который в свою очередь благодарен уфимскому «отцу» кушнаренковского музея — известному краеведу Юрию Андреевичу Узикову. С пониманием отнесся к этому делу и глава администрации Ринат Хатмуллович Гарипов, и теперь районный краеведческий музей расположился в недавно отреставрированном здании Дворца культуры.
Жаль лишь, что время уходит и уносит с собой в небытие не только участников, но и очевидцев тех событий. Один из коминтерновцев покоится на местном кладбище, но точное место захоронения обнаружить до сих пор не удалось.
У самого Роберта Николаевича непоправимо сорвались в свое время две встречи. Одна — с дочерью Долорес Ибаррури, которая до недавнего времени работала в Кремле. Уже была договоренность, и даже получен пропуск, но Амайе пришлось срочно уехать. Другая неудача с Михайловым, тем самым болгарином, который считался главным в школе Коминтерна. Было обидно: уже предоставили туристическую путевку в Болгарию, но вскоре перехватили и отдали другому человеку. В то время различных препон со стороны спецслужб было немало. Вскоре Рубен Аврамов умер. Сейчас в Болгарии живет его сын. Впрочем, не все еще потеряно. Например, сохранилась магнитофонная запись воспоминаний Александра Емельяновича Салий, которого уже нет в живых и которому довелось принимать и обустраивать школу Коминтерна. Тип пленки № 10, и где ее можно прослушать, в Кушнаренково пока придумать не могут. Если есть специалисты — отзовитесь, помогите.
Сколько раз уже были сделаны выводы по поводу того, что не следует рушить историческую память в угоду времени, политике и авторитетам. Все способна расставить по своим местам только история, а человеческий век слишком короток для того, чтобы правильно все оценить. И на всякий случай значительные события, независимо от их политической окраски, надо в памяти беречь. Так рассудили в Кушнаренковском музее и поставили себе целью память о Коминтерне восстановить.
Ирина НИКОЛЕНКО.

Я с очень большим уважением отношусь к творчеству Ирины Николенко, и в первой пуликации в моём блоге с благодарностью знакомлю вас, мои новые друзья, с её ранней работой. Роберт Мансуров.