Уважаемые читатели! Сайт отображается в мобильной версии. Для отображения полной версии сайта необходимо открыть сайт в окне шириною не менее 1024 пикселей.

Уфимский ветеран поделился секретом долголетия

Уфимский ветеран поделился секретом долголетия Фото автора. Фото автора.
11.05.2019 08:00:05

В один из солнечных апрельских дней в квартире ветерана Великой Отечественной войны Сагмана Файзрахмановича Вахитова было шумно. В гости к нему пришли его давние друзья — воспитатели и ребята из детского сада №326, чтобы поздравить с наступающим Днем Победы.

Сагман Файзрахманович достал памятный альбом с фотографиями, документами, вырезками из газет. Ребята уселись рядом и начали слушать, очень внимательно, чтобы не упустить ни единой детали.

Фото автора.

— Вот на таком танке я воевал, — показывает фотографию ветеран. — А это мне генерал Рыбалко присвоил квалификацию мастера вождения тяжелых танков. Это я 23 апреля участвовал в боях при прорыве обороны немцев на реке Нейсе…

В Уфу пешком

Родился Сагман Вахитов 23 декабря 1921 года в деревне Кудашево Бураевского района. Окончил там начальную школу. В пятый класс надо было идти в Бураево. Каждый день по семь километров туда-обратно.

— Старший брат у меня жил в Уфе и сказал, если возникнут какие-то трудности, приезжай ко мне, — вспоминает ветеран. — И вот в 1933 году я поехал. Это было не так-то просто. Надо было пешком добраться до станции Казанцево, сейчас называется Вострецово — пристань. 30 километров туда надо было идти, потом оттуда на пароходе через Кушнаренково в Уфу. В кармане ни копейки денег не было…

А трудности возникли после того, как отца Сагмана Вахитова, муллу, раскулачили. Все имущество отобрали и на улицу выгнали. Никто из соседей в дом пускать не хотел. Отцу на тот момент было больше 80 лет — он был 1842 года рождения. Сагман был младшим ребенком в семье — сыном от третьего брака. Две первые жены отца рано умерли. Третья жена, мама Сагмана, была 1888 года рождения. Вскоре после раскулачивания отец умер, не пережил такой стресс. А мама была долгожительницей, умерла на 102-м году жизни — в 1989 году.

— Богатые не пускали к себе, боялись, что и их раскулачат, только бедняки пускали, — продолжает Сагман Файзрахманович. — И из школы в Бураево меня исключили — кто-то пожаловался, что сын муллы у них учится. Вот поэтому я и уехал в Уфу к брату. Ему на тот момент уже больше 30 лет было. Своя семья была.

Сагман Файзрахманович рассказал, что его родной брат был членом партии, два раза видел Ленина, когда ездил в Москву на съезд советов. А потом стал пенсионером всесоюзного значения. А всего у Сагмана Вахитова было пять братьев и одна сестра.

— Так что детства как такового у меня не было, выживать приходилось, — рассказывает наш собеседник. — Я еще и в колхозе поработать успел. Сено возил на лошади. Мне тогда 10 лет было. Это сейчас дети больно нежные стали. В Уфе я в 11 лет оказался. Двое суток добирался. Сначала пешком, потом в трюме парохода. Спрятался между ситцевыми тюками, а на пристанях выходил, чтобы воды набрать. Благо билеты уже не проверяли. Когда приехал в город, стал брата искать. Адрес-то не точно запомнил. Но мне помогли, нашлись добрые люди. Женщина подошла очень добрая, расспросила, сказала, что знает моего брата, еще и в гости позвала, картошкой, приготовленной на примусе, накормила. Вкусная была. Потом уже брат пришел, забрал меня к себе. Жил он в одноэтажном доме во дворе мединститута. Этот дом и сейчас там стоит — к нему пристроили второй этаж. Учиться меня определили в школу №14. После школы ходил в Случевский сад — сейчас это сад имени Салавата Юлаева. А вход в центральный парк культуры и отдыха был платный. Не часто удавалось туда попасть. Там был кинотеатр «Идель», передвижной цирк под навесом, клетка с медведем. На углу улиц Карла Маркса и Фрунзе, где сейчас находится стадион «Динамо», была водозаборная колонка. Вода была платной, мне давали коромысла с длинными ведрами, чтобы побольше воды за раз набрать — один талон не на литр воды был, а на ведро. Вот все и старались ведра подлиннее сделать.

Мама Сагмана Файзрахмановича осталась в Кудашево. Он к ней на лето приезжал и помогал, чем мог, сам заработать пытался:

— Кепки были с козырьками у всех. Я научился их ремонтировать. Привозил с собой картон. Менял сломанные козырьки, вшивал новые. Денег тогда ни у кого не было, расплачивались со мной, кто чем мог: мясом вяленым, маслом, творогом. А когда в институте учился, мы с ребятами ходили вагоны разгружать-загружать, пароходы. В армии даже в 1943 году, когда я после ранения в запасной полк попал, портным был. У мамы в свое время была швейная машинка, она меня шить научила. Вот я и перешивал солдатское обмундирование. Нам приносили форму стиранную-перестиранную, оставшуюся от раненых, погибших, мы ее штопали для трудовой армии. Вечером уходили, часа в четыре-пять утра возвращались. В шесть часов подъем у всех, а нам поспать давали. Ну, и сами себя мы не обижали. Из этих вещей себе хорошие брюки пошили. Повару тоже сшили, он же кормил всех. Все я умел. Я и сейчас дома помогаю.

Фото автора.

Из летчика в танкисты

— Сначала я на пилота учился. Видите, какие отметки были — «отлично», — Сагман Файзрахманович показывает свой аттестат. — Оценки ставили за личные качества, скольжение, прохождение спирали, штопор. Вот характеристика: «За время пребывания в школе показал себя как дисциплинированный, грамотный курсант. Морально устойчив. Международным положением интересуется. В кругу товарищей общителен, среди них пользуется авторитетом. Свои знания передает другим. Характер спокойный, настойчивый. Инициативен, требователен к себе, неясного вопроса для себя не оставляет. Летное дело дается легко. Летать любит. Вывод: целесообразно продолжать обучение в училище летчиков-истребителей».

Пилотом Сагман Файзрахманович стал благодаря своему другу Рашиту Вахитову. Он посещал аэроклуб на улице Карла Маркса. На углу стояла вышка, откуда парашютисты прыгали.

— Я тогда уже учился на третьем курсе, а он на втором, — продолжает ветеран. — И вот 26 июля 1940 года вышло постановление о платном обучении в высших учебных заведениях. Никакой поддержки от родителей не было. Многие ребята вернулись в свои деревни. После второго-третьего курса они могли уже в любой школе работать. А мы с Рашитом Вахитовым решили в армию пойти. В одноэтажном здании на улице Карла Маркса был горвоенкомат. Пришли мы туда, над нами посмеялись. Сказали, что сейчас не гражданская война, кадры не нужны, наше дело — учиться. Когда понадобится, нас призовут. Мы на этом не успокоились. Через некоторое время опять туда пошли. Начальник пехотного училища нас к себе позвал. А в пехоту мы не хотели, нам надо было только авиацию или танковое. Долго мы туда ходили. Под конец нам вручили повестку. Рашита Вахитова отправили на восток, а меня на запад — в Белоруссию. Разместили нас в синагоге. Внутри стояли трехъярусные нары. Матрасы мы сами соломой набили. Теснота была. Ночью по команде на правый и на левый бок поворачивались. Всем выдали новые ботинки и обмотки. Надо было быстро их намотать, чтобы наряд не получить — туалет убирать — неприятная была вещь.

Сагман Файзрахманович вспоминает, что недалеко от их части находилась железная дорога. В 1939 году между Советским Союзом и Германией было заключено соглашение о поставках зерна. И вот мимо части на запад проносились груженые зерном поезда, а обратно составы шли порожняком.

— Нас перевели в село Домброва — на границу с Польшей, — продолжает ветеран. — И к нам периодически поляки приходили и сообщали, что скоро начнется война. Даже точную дату начала войны называли. Все знали, что это неизбежно. На границе траншеи копали, укрепления создавали. На другой стороне границы немцы точно так же готовились.

— К нам в учебную часть периодически приезжали из разных частей, набирали солдат. К июню остались те, кого никуда не взяли — кто кривоват, кто слеповат, — шутит Сагман Файзрахманович. — У меня зрение было слабоватое — ниже единицы. И вот 19 июня 1941 года из Днепропетровска приехал руководитель летной школы. Я с командиром взвода дружил, у него жена болела, и я им по дому помогал. И вот он мне говорит, чтобы я записался в летчики. А командир роты увидел мою фамилию и удивился: «Как Вахитова в летчики — он же слепой!» Но командир взвода за меня заступился, сказал, что на последних стрельбах у меня был хороший результат. Так меня и взяли.

Следующим местом дислокации стал город Гродно в Белоруссии.

— Из Уфы со мной в одной части оказался Сайфуллин — худощавый такой, хилый, — продолжает свой рассказ Сагман Файзрахманович. — Нам медкарточки дали без фото. Сайфуллин за меня окулиста прошел, а я был упитанный и за него других врачей посетил — так как он по состоянию здоровья не проходил. Так мы оба прошли комиссию. Отправили нас в Днепропетровск.

Новость о начале войны Сагмана Вахитова настигла в Днепропетровске. Туда солдат привезли как раз 22 июня.

— Вечерами мы занимались, днем были полеты, — вспоминает ветеран. — Через Днепр три моста было. Немцы все разбомбили. Нас перевели в Днепродзержинск, на родину Брежнева, а оттуда в Казахстан. И вот когда мы там закончили летную школу, вышел приказ Сталина, что из-за недостатка материальной части нашу школу следует расформировать. Куда мне идти? Нужны были танкисты. Меня направляют в танковую часть. И снова учеба.

Фото автора.

Сагман Файзрахманович сначала попал в Магнитогорск. Там готовили инспекторов, которые проверяли качество топлива. Во время войны бывали случаи, когда в топливо что-то подмешивали. После Магнитогорска Сагмана Вахитова направили в Челябинск — в 13-й запасной танковый полк. Оттуда он попал на Северо-Западный фронт — в район Старой Руссы.

— В 1943 году я там воевал, — рассказывает ветеран. — Сначала был младшим механиком, потом старшим. Потом получил ранение. Направили меня в Соликамск. В первый же день старшина объявил всеобщее построение и попросил выйти вперед танкистов. Человек 50 вышло. Потом сказал, что привезли танки, их надо перегнать, и спросил, кто умеет водить танк. Четверо нас всего вышло. Отвезли нас в танковое училище. Объявили, что никаких танков на самом деле перегонять не нужно. А надо поехать в Челябинск на танковый завод, получить учебные танки и стать инструкторами — обучать курсантов. Когда мы приехали на танковый завод, насмотрелись, как там ребятишки в телогрейках, голодные трудятся. Прямо там засыпают от усталости… Вернулись, обучали ребят. Потом нас перевели в город Камышин, там мы продолжали обучать танкистов. На фронт просились, нас не отпускали. Мы с товарищем жили на квартире недалеко от вокзала. В штабе училища нам наши знакомые ребята выдали аттестаты об окончании учебы. И мы вместе с нашими выпускниками сбежали на фронт. Приехали в Челябинск в запасную дивизию. Сказали, что удрали и хотим на фронт. Они посмеялись, но люди-то нужны были. И нас направили на Первый Украинский фронт.

Сагман Вахитов участвовал в форсировании Днестра. Первым вызвался, когда командир поставил боевую задачу.

— Берег был крутой, — вспоминает ветеран. — Все щели в танке солидолом промазали. Под водой проскочили, воду слили, поднялись. Так четыре танка переправились. Всем дали звание мастера.

День Победы

День Победы Сагман Вахитов встретил недалеко от Праги — в Градец-Кралове.

— Сталин запланировал День Победы на 1 мая. Но Берлин наши взяли только 2 мая. И война после этого еще продолжалась. И вот задачей нашего 385-го тяжелого танкового полка было подавить огневые точки, прорываться клином. В нашем танке было пять человек. Все дошли до Победы. Нас предупредили, люки не открывать. Даже если над домами белые флаги выставлены, оттуда могли стрелять. Гитлеровцы подростков обучали стрелять из фаустпатронов по танкам. Когда нам объявили о Дне Победы, для нас это была огромная радость. Хотя мы уже знали, что вот-вот этот день наступит. Но и после Дня Победы война продолжалась.

Сагман Вахитов вспоминает, что после Дня Победы солдатам выдали новую форму, автоматы и повезли по Австрии, Венгрии, Чехословакии, чтобы показать, что после тяжелой войны советская армия осталась сильной и мощной, и в случае чего могла добраться и до Ла-Манша.

…Один из старших братьев Сагмана Вахитова погиб на войне, попал в окружение…

Учитель по призванию

После войны Сагман Вахитов работал учителем в школе №15. Ныне в здании находится медресе «Галия», а тогда это была единственная в городе татарская школа. Еще до войны Сагман Файзрахманович окончил Бирский педтехникум. Поступил туда сразу после окончания школы и выпустился третьим по успеваемости. В 1938 году поступил в Башкирский пединститут. Но окончил его и получил высшее педагогическое образование уже после войны — в 1949 году.

В 15-й школе Сагман Вахитов проработал 10 лет. После его назначили директором вечерней школы №5, потом работал в десятой колонии. Работа учителем стала его призванием.

Уже будучи на пенсии, Сагман Файзрахманович продолжил заниматься с детьми. Так он и познакомился с заведующей детским садом №326 Советского района Галиной Черепановой и ее воспитанниками. Уже более десяти лет он участвует во встречах трех поколений, которые проводятся в садике. Задумка принадлежит как раз Галине Черепановой, которая сама сейчас уже на пенсии. Добрую традицию продолжает новая заведующая Асия Хамидова.

Фото автора.

Секрет долголетия

Сагману Файзрахмановичу исполнилось 97 лет. Он по-прежнему бодрый, активный, веселый, любит пошутить. Летом много времени проводит в саду — помогает дочери Лилии выращивать и собирать урожай. Когда находится в городе, каждый день старается гулять — ходит пешком по любимым маршрутам. Конечно, когда погода позволяет и на улице не скользко. Раньше он и машину водил — до 84 лет за рулем ездил.

Фото автора.

— Гантели у меня есть, массажный тренажер, занимаюсь каждый день, — рассказывает ветеран.

Питание у Сагмана Файзрахмановича трехразовое. Днем он обязательно устраивает тихий час, отдыхает, спит.

Сагман Файзрахманович увлеченно следит за футболом. Болеет за сборную России и футбольный клуб «Уфа». С удовольствием смотрел чемпионат мира в прошлом году. Помнит исход каждого матча. Теперь поставил себе цель дожить до чемпионата Европы 2020 года. А там и до следующего чемпионата мира недалеко.

Сагман Файзрахманович много читает — художественную литературу и газеты. Причем без очков. Интересуется политикой. В сентябре собирается пойти на выборы Главы республики. Каждый день он тренирует память — разгадывает кроссворды. И память, кстати, у него исключительная. Даже молодые позавидуют. Он помнит все события, которые с ним происходили до мельчайшего факта. А еще у него прекрасное чувство юмора.

Фото автора.

— В этом и есть мой секрет долголетия: режим, закалка, труд и наследственность — в нашей семье много долгожителей, — признается ветеран.


Назад в раздел Печать
Если вы заметили ошибку в статье, сообщите об этом в редакцию, выделив мышью слово с ошибкой и нажав Ctrl+Enter. Ваша помощь в улучшении материалов для нас неоценима!
Чтобы проголосовать за материал, необходимо авторизоваться на сайте
Голосов: 4, Баллов: 20




Мне нравится0
Любовь Колоколова
Как мало осталось участников Великой Отечественной войны, тех, кто воевал на фронте. Сагман Файзрахманович - один из немногих. Хочу пожелать славному ветерану крепкого здоровья и долгих лет жизни.
Пусть все его мечты исполнятся!
Мне нравится0
Радик Мухарямов
Нынешнему поколению трудно понять то, что пережили люди родившиеся до той войны. Эта статья повествует как это было. Хорошая статья.

Авторизуйтесь или войдите через любой соц. сервис для комментирования и оценки материалов: