Уважаемые читатели! Сайт отображается в мобильной версии. Для отображения полной версии сайта необходимо открыть сайт в окне шириною не менее 1024 пикселей.

«Ирония судьбы»: уфимская версия

«Ирония судьбы»: уфимская версия  Фото Дарьи Святохиной. Фото Дарьи Святохиной.
31.12.2017 08:00:16

Сколько лет живу на свете, а такого жуткого мороза, как в ночь под Новый 1979 год, не припомню. Местами температура в Уфе доходила до 54 градусов. А меня незадолго до праздника пригласили встречать Новый год в частном секторе, на другом конце города.

Но обо всем по порядку. Мой приятель, с которым я была знакома со студенческих лет, предложил мне отпраздновать встречу Нового года в Дёме. Якобы у одной его знакомой во дворе дома, как сказали бы сейчас — возле коттеджа, росла огромная ёлка. Хозяйка позвала к себе в гости большую компанию. После праздничного застолья планировалось водить хороводы вокруг настоящей ёлки.

Встретить Новый год в непривычной обстановке показалось мне романтичным. Главной задачей было уговорить маму, чтобы отпустила поехать «в такую даль». Заодно я решила проверить, как поведет себя мой приятель: пора было в наших отношениях ставить точку.

За неделю до праздника стояли в меру морозные дни. Ничто не предвещало резкого изменения погоды. Сильно похолодало уже 30-го, и я засомневалась, стоит ли ехать в такую погоду на окраину города (жила я в центре Уфы). Приятель позвонил мне на работу и сказал, что к встрече все готово, хозяйка будет ждать, а он должен поехать пораньше, чтобы помочь лепить пельмени.

31 декабря с утра мороз, как назло, перевалил за тридцать. Синоптики предупредили, что температура будет понижаться и дальше.

Мама забеспокоилась, попыталась отговорить меня от рискованной поездки. Но домашние телефоны тогда были далеко не у всех, отменить встречу не представлялось возможным. К восьми часам, как условились, меня ждали в Дёме.

И я в обычной зимней одежде, даже не закутавшись в шаль, вышла из дома. До остановки дошла довольно бодро. Только щеки и нос пришлось прятать в воротник пальто. Снег оглушительно скрипел под ногами. Ресницы покрылись мохнатым инеем. Весь город утопал в густых молочных сумерках.

С трудом я втиснулась в переполненный троллейбус и, переминаясь с ноги на ногу от холода, доехала до остановки дёмского автобуса (она была возле Центрального универмага). Там нетерпеливо прохаживались несколько человек. Подъезжали только такси. За проезд запрашивали сумасшедшие деньги. Один из таксистов оказался разговорчивым: «Напрасно ждете. Последний автобус ушел час назад. Да и я уже ехать не рискую, вдруг мотор заглохнет...»

У меня окоченели ноги и руки. Не спасал и поднятый воротник: лицо жгло морозом. Гремя застывшими подошвами сапог, я влетела в кондитерскую на улице Карла Маркса. «Что делать? — лихорадочно соображала я. — В Дёму мне уже не попасть. Да и Бог с ней, с Дёмой! Домой? Но весь городской транспорт направляется в депо. Такси не поймаешь...»

Я стала отогревать озябшие руки, тереть рукавицей нос.

— Через пять минут закрываемся, — неожиданно прозвучал голос дежурного продавца.

«Что же мне — замерзать в эту ночь? — лихорадочно продолжала я свои размышления. — Да нет же, есть выход! Мой старый учитель живет совсем рядом».

Не помня себя, я добежала до подъезда, поднялась на этаж и нажала ледяную кнопку звонка. Дверь распахнулась, и мой учитель просто онемел от удивления: на пороге стояла запорошенная инеем его бывшая ученица.

— Посмотри-ка, жена, кого нам Бог послал, — сказал он, обращаясь к супруге. — А мы-то думали, что Новый год вдвоем придется встречать. Даже сын приехать не смог: шутка ли в такую стужу из Черниковки добираться...

В тепле, за праздничным столом, рядом с добрыми, интеллигентными людьми и неизменным другом-телевизором встретила я 1979 год. Помню, тогда впервые показали двухсерийный музыкальный фильм «31 июня».

Мороз в ту ночь был для наших мест лютый. Весь город словно оцепенел. Транспорт начал движение лишь в полдень первого января. А потом весь год троллейбусы и трамваи ездили с облупленными боками и крышами: краска не выдержала столь низкой температуры.

Но странно: когда я добралась до дома, никакого сожаления о неудавшейся поездке в Дёму не было. Второго числа вечером заявился приятель.

— Что случилось? Почему ты не приехала? Мы все тебя так ждали, — торопливо заговорил он.

Я вкратце рассказала обо всех своих приключениях.

— Ну, хорошо хоть не замерзла, — с облегчением вздохнул он. — В общем, я пошел. Спешу очень. Потом расскажу, что там было.

Прошла неделя, а может, и больше. Мой друг не приходил. «А если заболел? — забеспокоилась я. — Надо бы навестить».

Дверь открыла его мама, женщина симпатичная и приветливая. Выглядела она крайне растерянной.

— А сына нет дома, — каким-то виноватым голосом произнесла она. — Да ты проходи, проходи...

Когда я прошла в комнату и села на диван, мать не выдержала и расплакалась:

— Не жди его, дочка. Он женился.

— Что вы говорите? Как женился? — воскликнула я.

— Да все эта дёмская подруга... Не зря его к себе в помощники определила. Однажды уже замужем побывала, знает, как действовать. У нее же везде друзья-товарищи, в загсе быстро расписали. А ты из-за погоды приехать не смогла...

— Ну что же, я желаю счастья вашему сыну, — с этими словами я ушла.

Через несколько месяцев, когда улеглась обида и забылись подробности той новогодней ночи, я встретила человека, с которым потом связала свою судьбу.

Вот вам еще один вариант «Иронии судьбы» — уфимский. 

А вообще, говорят, в ту ночь было много обморожений и ЧП. Мне повезло: я осталась целой и невредимой.


Назад в раздел Печать
Если вы заметили ошибку в статье, сообщите об этом в редакцию, выделив мышью слово с ошибкой и нажав Ctrl+Enter. Ваша помощь в улучшении материалов для нас неоценима!
Чтобы проголосовать за материал, необходимо авторизоваться на сайте
Голосов: 2, Баллов: 10




Авторизуйтесь или войдите через любой соц. сервис для комментирования и оценки материалов: