Уважаемые читатели! Сайт отображается в мобильной версии. Для отображения полной версии сайта необходимо открыть сайт в окне шириною не менее 1024 пикселей.

Немецкие писатели в Уфе: «Проблемы те же, но денег больше»

Немецкие писатели в Уфе: «Проблемы те же, но денег больше» Фото Георгия Шишкина. Фото Георгия Шишкина.
13.04.2017 14:35:11

В Уфе гостят писатели из Мюнхена — Андреас Гётц и Ангелика Йодль. Приглашенные Башкирским государственным университетом и журналом «Бельские просторы», они всю неделю общаются с уфимскими читателями, писателями и студентами. С последними — разумеется, на немецком: в университете проходит разноплановая Неделя немецкого языка, где мюнхенские гости — на правах главных «звёзд». В частности, в пятницу они будут оценивать качество художественного перевода студентов из разных российских регионов, приехавших в Уфу на финал «профильного» конкурса. Вечер для читателей, организованный в Национальной библиотеке, тоже был, в основном, немецкоязычным, хотя здесь было что рассказать и прочитать и для тех, кто не владеет языками: книги Андреаса переведены на русский, выпущены «Эксмо» и стоят на полках, в том числе, уфимских магазинов. Правда, вне «языкового» контекста они бы привлекли, скорее, любителей пощекотать нервы: траурно оформленные в чёрно-белых тонах, они называются на русском «Ты слышишь смерть?» и «Умри тихо, мой ангел». Содержание примерно соответствует, но, в силу некоторых требований Роскомнадзора я об этом лучше промолчу. Ангелика Йодль, доктор филологии, написала филологический же роман — «Грамматика беговых лошадей», который пока не переведен на русский, но с русской темой некоторым образом связан. Его герой, эмигрант из России, попадает в Германии в руки «страстной учительницы немецкого, которая обучает его всем наклонениям»: так пересказала сюжет сама автор, но, думаю, некая фривольность здесь — лишь результат двусмысленного синхронного перевода. Под «страстной» Ангелика явно подразумевала «энергичную», «азартную», она и сама такая: когда в Нацбиблиотеке читала свою прозу вслух, разыгрывая сценки по ролям, со смеху покатывались и те, кто ни слова не понимал по-немецки.

Писателей же интересовали свои темы для диалога: я имею в виду уфимских коллег Андреаса и Ангелики из литературного журнала «Бельские просторы». Журнал вот уже два-три года реализует большой проект — знакомит читателей с новинками немецкой литературы, выходящей на русском языке. В своё время этот проект придумал профессор Фолькер Ронге, работавший по обмену в Башкирском госуниверситете: за это он даже получил в Уфе литературную премию. В сообщении об этом были так значительно перечислены этапы работы профессора Ронге на российское правительство 90-х в качестве европейского консультанта, что всё это больше походило на шпионскую историю и на какого-нибудь физика Рунге из сериала про Штирлица. Но мы отвлеклись.

Уфимские писатели хотели узнать у коллег из Мюнхена — «а как у них». Правда ли, что немецкие писатели купаются в деньгах, а Германия — страна больших гонораров и обильных грантов. Правда ли, что авторитет книги в Германии всё так же высок, тогда как в России — стремительно падает. Этот тезис, рождённый в редакции «Бельских просторов» и попавший в пресс-релиз, гости опровергли в первую очередь, и вообще оказалось — всё у них как у нас. Ну, примерно. За исключением некоторых аспектов, связанных с деньгами. Тут всё-таки уфимцы не вполне попали пальцем в небо. Отвечая на соответствующий вопрос, Андреас Гётц буднично и как-то даже устало подтвердил, что «да, в Германии много стипендий, премий, грантов на развитие культуры на разных уровнях — на общегосударственном, на уровне федеральных земель, городов» и даже, кажется, районов. Подтвердил, не замечая, как разгораются глаза уфимских коллег. Если премии в России худо-бедно существуют, то с грантами, стипендиями и т.п. совсем беда: их практически нет. Не говоря уже о чём-либо на муниципальном уровне.

А в остальном...

Немецкие писатели огорчили уфимских коллег тем, что и в Европе, оказывается, нельзя прожить на гонорары от книг. «Трудности у нас одни: если ты хочешь зарабатывать на литературе, ты должен быть звездой», — категорично заявила Ангелика Йодль, и с юмором объяснила — как это: «Это всегда свежий, яркий внешне автор. Например, издатель говорит: нам нужна молодая красивая девушка. Пусть ей будет семнадцать лет, а за ее плечами — опыт на сто лет. Она будет красоваться перед камерой, а редакторы тем временем будут переписывать ее книгу». Впрочем, есть и более возрастные примеры, в том числе и русского происхождения. Участники встречи с удивлением услышали о Владимире Каминере — очень популярном в Германии писателе, эмигрировавшем из России «лет двадцать — тридцать назад». «Это настоящая звезда, когда он выходит прогуляться на улицы Берлина, за ним охотятся съемочные группы», — поведала Ангелика. Всезнающий интернет, предложив мне для начала многочисленные варианты «каминов во Владимире — купить, заказать», сообщает, что Ангелика не ошиблась. Господин Каминер пишет на немецком языке, «эксплуатирует тему советского прошлого» и работает в жанре «мульти-культи». Википедия, откуда я надергал этих цитат, перечисляет 13 его книг, последняя из которых — «Es gab keinen Sex im Sozialismus», что можно перевести «Там не было секса при социализме» («Там» — это, понятно, у нас, где ж ещё).

Андреас рассказал о том, что серьёзная литература в загоне и «аутсайдеры в Германии — это лирики» (ну всё как у нас!). Сотрудников «Бельских просторов» очень волновал вопрос о том, есть ли в Европе литературные журналы, но оказалось, что это узкоспециальные издания для филологов, которые не интересны широкой публике и выходят тиражом экземпляров в двести. И особенно всех почему-то интересовал вопрос о цензуре в Германии. Кажется, когда уфимцы услышали однозначный ответ Андреаса: «Государственной цензуры нет», то даже немного расстроились.

Но и тут всё оказалось примерно как у нас. Политическая цензура преуспела в России в журналистике, затем наступила на горло кино и театру, но до литературы ещё толком не добралась, однако в последние несколько лет ввели немало ограничительных законов о «запрете пропаганды» всего и вся. Как выяснилось, в Германии литература — тоже в тисках законов «о защите молодежи, о личных данных». Последнее, предполагавшее, что «ты не можешь написать о человеке книгу, чтобы он узнал себя в ней», звучало как экзотика, впрочем, с лихвой компенсируясь не менее экзотическими для немецкого уха российскими законами. Однозначно запрещена литература, в которой восхвалялся бы нацизм: об этом немецкие гости заявили жёстко. «Думаю, книга под названием «Хайль Гитлер» имела бы проблемы», — с юмором прокомментировала это Ангелика.

Ну хоть в этом различие. Потому что российские прилавки наводнены многочисленными «историческими бестселлерами» дурного вкуса, одни названия которых — «Семь побед Берии», «Сталин: вспоминаем вместе», «Кремлевские пигмеи против титана Сталина» и т.д. и т.п. — иногда заставляют оторопеть. Кажется, в этом ряду кричащих обложек может вполне появиться и «Хайль Гитлер». Во всяком случае, такой жёсткой реакции, как в Германии, на это не будет.


Назад в раздел Печать
Если вы заметили ошибку в статье, сообщите об этом в редакцию, выделив мышью слово с ошибкой и нажав Ctrl+Enter. Ваша помощь в улучшении материалов для нас неоценима!
Чтобы проголосовать за материал, необходимо авторизоваться на сайте
Голосов: 1, Баллов: 5

Мне нравится0
Любовь Колоколова
Подробно и познавательно.
Жаль, мне не удалось побывать на этих встречах. Все-таки в Германии у меня немало знакомых, в том числе из бывших уфимцев.

Авторизуйтесь или войдите через любой соц. сервис для комментирования и оценки материалов: