Уважаемые читатели! Сайт отображается в мобильной версии. Для отображения полной версии сайта необходимо открыть сайт в окне шириною не менее 1024 пикселей.

Айрат Каримов: «Моя мечта — чтобы в Башкирии появилась хорошая музыка»

Айрат Каримов: «Моя мечта — чтобы в Башкирии появилась хорошая музыка»
26.01.2016 16:24:21

Айрат Каримов — композитор, пианист, заслуженный деятель искусств Башкортостана, член Союза композиторов России. Автор симфонических, хоровых, камерно-инструментальных произведений, балета «Похищение девушки», концертов, песен, музыки к спектаклям и фильмам, обработок народных песен.

— Айрат Тагирович, поздравляю вас с юбилеем! 75 — серьезный возраст. Многое уже сделано, достигнуто, пройдено. Какие события в вашей жизни вы хотели бы выделить?

— Оглядываясь назад, понимаешь, что очень много всего произошло. Все, что мог, я уже сделал. Список произведений приличный, да и по роду деятельности — кем я только ни был! Солист-пианист, концертмейстер, преподаватель, эстрадный музыкант и руководитель коллективов в различных городах СССР (в 1960-е годы композитор работал в филармониях Орла, Севастополя, Ростова-на-Дону, в Уфе — в вокально-инструментальном ансамбле «Ирендык» — прим. авт.) — вот мой послужной список. Жизнь измеряется событиями: написал новое произведение, получил награду, поработал руководителем — все это опыт.

— Вы следите за процессами, которые происходят сейчас в мировой музыке?

— Слежу через интернет и телеканал «Культура». Музыкальный мир изменился, и наши взгляды на музыку, вкусы тоже изменились. Я вынужден держать руку на пульсе, повышать свой профессиональный уровень.

Хотя, надо сказать, уровень музыкальной культуры сейчас заметно снизился.

В джазе, например, ударились в авангард. А хорошие музыканты уже поняли, что авангард — это тупиковый путь. Алексей Козлов сам признался, что мы уперлись в стену, и пришлось опять в мир живой музыки возвращаться. В мире авангардистов полно. Они называют это «музыкой free» — делай, что хочешь, играй, что хочешь, — в ней нет гармонического, цифрового музыкального квадрата. И глубины нет, музыка за душу не берет. А музыкантов, чья работа впечатляет, очень мало. Таких, как Диас (сын Айрата Каримова — прим. авт.), например, вообще человек 25 в мире.

— Вы имеете в виду музыкантов, работающих в стиле «кроссовер»?

— Да, играя в этом жанре, можно и в джаз уйти, и в полуэстраду — стиль это позволяет, он многоплановый.

— Если бы сейчас вы были в возрасте сына, наверно, занимались бы тем же?

— Абсолютно точно. В нынешнее время возможностей больше — сколько школ джазовых, сколько литературы! Только занимайся! Я помню, в наше время была популярна книга по школе Мичигана, она переведена на русский язык, было аж три тома, но ведь по книге учиться невозможно. Поэтому мы учились по джазовым составам. И то — мне это не очень близко было. У меня была другая задача: приспособить мировые джазовые, эстрадные стандарты, приемы к башкирской музыке. Мне хотелось, чтобы башкирская музыка была на таком же уровне. Смотрю на современных джазистов — нет у них подобного. В свое время Марат Юлдыбаев делал фантазии на темы башкирских композиторов. Но он уехал, и все застопорилось.

— Сейчас Олег Киреев и «Орлан» возрождают это направление.

— Это, скорее, исключение из правил. Олег Киреев продолжает старые традиции. Он хороший музыкант, не может позволить себе валять дурака.

— Как вы оцениваете сегодняшнее состояние башкирской музыки? 

— Новых произведений почти нет, а если и есть, я их не очень понимаю. Могу судить только по живым выступлениям, по телевидению концерты теперь не показывают. Это, кстати, большой минус. Раньше было столько музыкальных программ на ТВ! Вся культура была в эфире!

И принципы у нас были другие. Нас вдохновляла и радовала сама работа, а не деньги, которые мы получали за нее. Сегодня же музыканты нацелены на зарабатывание денег. Поэтому и качество музыкальных произведений упало — это разовый товар. Исполнил и забыл. При этом за качеством никто не следит.

За последние 20 лет я ни одной песни на три четверти не услышал! Конечно, в красивую обертку можно завернуть все, что угодно. И за квадратными ритмами-топотушками спрятаться несложно, а вот написать музыку на три или пять четвертей — на это уже определенные усилия нужны. Писать музыку с нечетными размерами сложнее. Отец, оценивая мои работы, всегда говорил: «Ты мне оркестровку не показывай, ты мелодию сыграй!» Так он пытался понять: есть музыка или нет.

— Сейчас вы пишете музыку?

— В середине 2014 года я решил сделать вторую редакцию поэмы «Мужество». На мой взгляд, это очень ценное произведение, я его привел в порядок. Но, к сожалению, не получилось исполнить к 70-летию Победы в Великой Отечественной войне.

В прошлом году сделал для Национального оркестра народных инструментов пьесу «Посиделки». Недавно на концерте фестиваля Союза композиторов показал дуэт для флейты и кларнета с фортепиано. Говорят, блестяще прозвучало, жаль, что слушателей было мало…

— Не могу не коснуться вашей творческой династии. Обращаетесь ли вы к образу своего отца — известного композитора и баяниста Тагира Каримова?

— Мы родственники не только по крови, но и по музыке. Я сделал много оркестровых обработок песен Тагира Каримова. В 2012 году в филармонии прошел концерт «Одна фамилия — две судьбы». Там звучали наши произведения в исполнении оркестра под управлением Рамила Гайзуллина.

— Ваш сын Диас живет и работает в Германии. Вы довольны его судьбой, тем, как он развивается в творческом плане?

— Я доволен, что он нашел себя, занимается любимым делом. Он к этому долго шел… Я вспоминаю, как в годы учебы он брал частные уроки у Анатолия Иващенко. Ходил к нему каждый день к восьми утра, даже в мороз. Вот такое стремление было заниматься! Тогда он полюбил джаз.

Сейчас он окончил академию в Веймаре (Академия музыки имени Ференца Листа в Веймаре — прим. авт.) у Леонида Чижика, накопил громадный багаж знаний, опыта.

А еще очень радует, что Диас уже получил признание. Но боюсь перехвалить, тьфу-тьфу, как бы не сглазить. Он присылает записи. На его концертах слышно, как муха летит — так внимательно и сосредоточенно слушает его публика.

— Что вы пожелали бы себе в свой юбилей?

— Чтобы было желание работать. Хотелось бы, чтобы пропала суета, жизнь стала спокойнее, и люди подумали о духовном. Все вокруг думают только о материальном обогащении. А это ни к чему хорошему привести не может.

Моя мечта — чтобы в Башкирии появилась хорошая качественная музыка. 


Назад в раздел Печать
Если вы заметили ошибку в статье, сообщите об этом в редакцию, выделив мышью слово с ошибкой и нажав Ctrl+Enter. Ваша помощь в улучшении материалов для нас неоценима!
Чтобы проголосовать за материал, необходимо авторизоваться на сайте
(Нет голосов)





Авторизуйтесь или войдите через любой соц. сервис для комментирования и оценки материалов: