Уважаемые читатели! Сайт отображается в мобильной версии. Для отображения полной версии сайта необходимо открыть сайт в окне шириною не менее 1024 пикселей.

Альфия Каримова: я — уфимская астанчанка

Альфия Каримова: я — уфимская астанчанка Фото предоставлено Альфиёй Каримовой. Фото предоставлено Альфиёй Каримовой.
05.01.2015 11:00:00

Всего на несколько дней в родную Уфу приезжала известная оперная певица, заслуженная артистка Башкортостана, солистка театра Астана-опера (Казахстан) Альфия Каримова. Певица дала «Электрогазете» новогоднее интервью.

— Альфия, с Новым годом! Какими яркими моментами запомнился тебе прошедший 2014 год?

— Как и все годы моей жизни, 2014 был богат на встречи, интересные проекты, поездки. Я практически жила в самолете, за год было, наверно, около 100 перелетов. 

Очень насыщенным выдалось лето. Целый месяц я жила в Италии. Много музыки перепела, занималась с коучами: профессором из Ла Скала Ричардом Баркером, Миркой Рошани. Открыла для себя тайны россиниевской музыки с гениальным дирижером и руководителем Россиниевского фестиваля Альберто Дзедда. Приехала с огромным багажом новых знаний, услышала в свой адрес много хороших слов, это окрылило меня. Тем более, все происходило на Адриатике, в период разгара отпусков, так что я совмещала приятное с очень приятным.

Естественно, запомнилось наше мировое турне – проект Астана-оперы «Голос Азии». Первые гастроли были в Алматы. В октябре мы, семь солистов, оркестр и хор вылетели в Нью-Йорк. Спели гала-концерт в Карнеги-холле – ощущения самые фантастические. Я пела в разных залах, но такой акустики нет нигде! Это трехтысячник, причем здание старой постройки, недавно он отпраздновал свое 100-летие. Там особый дух – это намоленное место, там играли и пели такие звезды, как Монтсеррат Кабалье, Ростропович и Вишневская, Ицхак Перлман и другие блестящие музыканты. Далее мы спели концерт в Перформанс-центре Сони в Торонто. В США я побывала на Ниагарском водопаде на границе с Канадой. Там испытала такой катарсис, потрясающие ощущения – будто все плохое уходит из твоей ауры. Затем мы вылетели в Европу, там был концерт в Антверпене в Бельгии и уже на следующий день мы выступали в Роттердаме в трехтысячном зале Де Доэлен.

В Голландии с Татарским академическим театром оперы и балета я спела семь спектаклей «Искатели жемчуга» Бизе. В 2014 году были и сольные концерты: в марте в Астане, в ноябре — в Красноярске.

Фото предоставлено Альфиёй Каримовой

— Ты около 10 лет была одной из ведущих солисток Башкирской оперы, приглашенной солисткой оперы Алматы. Теперь блистаешь в Астана-опера…

— Два года назад у меня были непростые отношения с мужем. Думаю, ни в одной семье нет простых решений. Наша семья не стала исключением. Я собрала ребенка, вещи и приехала в Уфу, думая, что в Казахстан уже не вернусь. Но говорят же: «Господь, закрывая перед тобой дверь, открывает ворота». Так сложилось, что в моей жизни появилась Астана-опера. А по возвращении в Казахстан и отношения с мужем наладились.  

Это самый молодой театр в мире, здесь идет всего второй сезон. Репертуар накапливается с нуля, все постановки новые. Всё делается очень качественно. В этом театре я уже спела в «Травиате» и «Богеме», участвовала в фестивале «Шелковый путь», в исполнении Реквиема Моцарта.

У меня сейчас в Астане квартира, которую я с огромной любовью обставляю, вью гнездо. С каждым днем мне это нравится все больше и больше. Это с возрастом приходит: вначале ты как перекати-поле – новые встречи, новые места, путешествовать всегда очень занятно. Как выяснилось, мне нужно то место, где у тебя будет оазис, твой личный уголок, где всё сделано по-твоему, с любовью. Радуюсь, когда повешу какую-нибудь занавесочку или поставлю технику. Наверно, это тоже составляющая счастья. Казахстан давно стал мне вторым домом.

— Опера — это часть шоу-бизнеса. Его жесткие законы сильно влияют на вас, творческих людей?

— На самом деле наш бизнес очень жесток, и выживает сильнейший. К сожалению, иногда это поворачивается настолько, что хочется сказать: «У вас что — бананы в ушах или как?». Сейчас запросто можно заплатить деньги и купить целую постановку на себя. Купить режиссера, купить дирижера. Купить всю труппу, чтобы на тебя работали. Купить целый театр, купить прессу.   

Но мы должны взять из шоу-бизнеса лучшее. Например, исполнительницы поп-музыки, — как они идеально выглядят, какое у них тело, как красиво! Сколько сил, сколько труда вложено. Наверняка сто раз подумают, прежде чем съесть пирожок или выпить кружку пива. Дженнифер Лопез в своём интервью рассказывала, что она всю жизнь провела в спортзале. Я считаю, что внешний облик — это тоже показатель твоей трудоспособности.

Фото предоставлено Альфиёй Каримовой.

— Разве в оперном мире спортивная фигура поощряется?

— Если исполнитель толстый и говорит: «ну я же оперный певец и должен хорошо кушать», — это просто лень. Когда у меня после фитнеса ноют мышцы, я понимаю, что вложилась в свое здоровье, свою красоту. Обожаю силовые упражнения, обожаю плавать в бассейне. Бывало даже, что между утренней и вечерней репетицией, когда все идут отдыхать, я бегу в бассейн, отработаю там 200-300 метров и прибегаю снова. Как говорится, смена деятельности — лучший отдых.     

— Какую свою роль считаешь вершиной в твоей творческой судьбе?

— Конечно, это «Травиата», она уже 10 лет со мной. Это спектакль, которым я заканчивала институт искусств, который я пела в различных театрах. Арию Виолетты я пела и на прослушивании в Астана-опера. Здесь ее поставил Хеннинг Брокхауз. В этой замечательной постановке она у меня вызрела. Как говорит Алиса Фрейндлих, «я на премьеру прихожу сырая, нужно несколько раз, а то и лет играть, чтобы она вжилась в меня», — так и у меня. Теперь мой женский и жизненный опыт позволяет делать то, что я хочу. Тем более, когда общаешься с такими замечательными режиссерами. Брокхауз большой интеллектуал, я с огромным удовольствием поработала с ним, причём это было взаимно. Он сказал: «Ты делаешь многие вещи, которые обычно певицы отказываются делать. Например, я с удовольствием лёжа пою каденции. Ещё я могу без ущерба для зрителя петь, отвернувшись: там есть такое большое зеркало, направленное в зал, а я знаю, что зеркало отражает звук.

Фото предоставлено Альфиёй Каримовой.

— Значит, ты готова к экспериментам, которые порой предлагают режиссеры?

— Я не просто готова к экспериментам, мне это нужно! Например, пару лет назад я читала рэп в Алматы. Был концерт, посвященный 8 марта, и режиссер «Алматы-концерт» Лена Бреус предложила мне выйти за рамки классического пения. Адажио Альбинони мы пели с Ербулатом-рэпером. Сначала тему пою я, а он начитывает текст, а потом мы меняемся, он поет, а я читаю рэп, причем на казахском языке, представляешь?! На Параде оркестров год назад я спела песню Селин Дион из фильма «Титаник» и ещё дуэт из мюзикла «Призрак оперы» Уэббера. Вообще, я бы с удовольствием приняла участие в проекте, связанном с фигурным катанием или с танцами.

— Здорово, я и не знала про твои выступления в других жанрах. А есть партии, которые ты еще мечтаешь спеть?

— Исполнится ли когда-нибудь одно мое творческое желание, я не знаю… Эту оперу теперь ставят чрезвычайно редко. Это «Золотой петушок». Пока есть молодость, тело, которое ещё можно показать, потому что Шамаханская царица предполагает прозрачные ткани, достаточно откровенные наряды. Это вершина русской музыки, хрестоматия — какой должна быть Женщина. Римский-Корсаков и Пушкин слились в этом шедевре настолько, что роль Шамаханской царицы написали просто идеально. Когда Додон её спрашивает, как же ты будешь воевать, у тебя даже рати нет, она говорит: «Для побед не нужно рати. Лишь одною красотою всех склоняю пред собою». Поставить «Золотого петушка» непросто, там есть сложная партия для редко встречающегося голоса: Звездочет — тенор альтино, и еще нужен классный бас Додон. 

— В прежние годы ты любила повторять: колоратурный характер, колоратурный город, колоратурная погода… Сейчас твой репертуар расширился, а колоратурное мироощущение осталось?

— Мозги-то остаются колоратурными! (смеется) Считаю, что надо жить «по понятиям»: не делать и не желать никому плохого, не завидовать и не ревновать, думать только позитивно. Когда особенно тяжело, ты должна заставлять себя думать позитивно, мысли же материальны. 

Чувство зависти вообще мне не знакомо. Все, что я имею, достигнуто моим потом, кровью, бессонными ночами, постоянным огромным трудом. Только количество перерастает в качество. А количества без самоподстегивания добиться невозможно.

— Альфия, в Уфе у тебя много преданных поклонников. Думаю, многих интересует, когда ты будешь выступать на родине. 

— Поскольку уфимский театр был закрыт на реконструкцию, в прошедшем году я здесь не выступала. Надеюсь, что в красивый и уютный новый театр люди будут приходить с удовольствием. Думаю, моё сотрудничество с уфимским театром возобновится, я хочу этого очень сильно. Уфа — мой родной город. Здесь моё сердце, очень много близких мне людей, друзья, педагоги, школа, моё училище, институт, моя публика, к которой всегда приезжаю с огромным удовольствием и стараюсь показать все лучшее максимально.


Назад в раздел Печать
Если вы заметили ошибку в статье, сообщите об этом в редакцию, выделив мышью слово с ошибкой и нажав Ctrl+Enter. Ваша помощь в улучшении материалов для нас неоценима!
Чтобы проголосовать за материал, необходимо авторизоваться на сайте
Голосов: 1, Баллов: 5




Мне нравится0
Любовь Колоколова
Интервью написано профессионально во всех отношениях. Прочитала с интересом. Молодец, Лейла!
Альфие Каримовой желаю новых творческих успехов и счастья!

Авторизуйтесь или войдите через любой соц. сервис для комментирования и оценки материалов: