Уважаемые читатели! Сайт отображается в мобильной версии. Для отображения полной версии сайта необходимо открыть сайт в окне шириною не менее 1024 пикселей.

Что «могут повторить» уфимские автомобилисты?

Что «могут повторить» уфимские автомобилисты? Фото из семейного архива автора. На фото Алексей Соколов. Фото из семейного архива автора. На фото Алексей Соколов.
09.05.2018 08:00:00

В моей любимой книжке про бравого солдата Швейка есть эпизод: две старые тетки пришли на вокзал проводить отправляющихся на войну солдат. Дамы называли их «наши бравые серые шинели». Цинично и обезличенно. Война для них — нечто абстрактное. Героичное и фееричное…

И вот сейчас все эти люди, у которых на машинах написано «На Берлин!» и «Можем повторить», — что они хотят повторить? Они вообще представляют, что такое война? Игра в «танчики»?

С одной стороны, для всех нас война — нечто абстрактное. Мы даже представить себе не можем, как нам повезло. Но нужно понимать, что это никак не «танчики» и не анекдоты про Штирлица. Война — это смерть, голод, разрушения, блокада. Приказ № 227 в конце концов. Можем повторить, да? Или лучше не надо?

Помню, в одной из телепередач Юрий Никулин рассказывал свое любимое стихотворение о войне. Приведу фрагмент:

Ты не плачь, не стони ты, мой маленький.

Ты не ранен, ты просто убит.

Дай-ка лучше сниму с тебя валенки.

Нам еще наступать предстоит.

Такая вот маленькая беспристрастная зарисовка. Без пафоса и бравады. Автору этих строк — танкисту Иону Дегену в свое время сильно досталось за них. «В пыль растирали. Как это коммунист, офицер мог стать таким апологетом трусости, мародерства, мог клеветать на доблестную Красную Армию?», — вспоминал впоследствии ветеран.

Моя бабушка Татьяна Николаевна Соколова была медсестрой в саратовском прифронтовом госпитале.

Татьяна Соколова во втором ряду вторая слева. Фото из семейного архива автора.

И рассказывала, помню, как выхаживали раненых. Один раз сдала кровь — не 200 мг, а 400, и потеряла сознание. Рассказывала о «самоварах» — солдатах без рук и ног. Их кормили с ложечки. Жуткая картина.

Мой дед Алексей Петрович Соколов в войну был летчиком на штурмовике Ил-2. В его книге «Здравствуй, небо!» (воспоминания о своей летной карьере) есть эпизод, как его боевого товарища приговорили к расстрелу, за то, что угробил самолет при неосторожной буксировке.

— Сержант Никонов, десять шагов вперед! — приказал командир.

Сержант медленно идет из строя и срывается на рыдания.

— Простите, не уб-бивайте, у меня дети-и!.. — всхлипывает он, падая на колени.

Нам, стоящим в строю, становится совсем невмоготу.

— Встаньте и умрите, как солдат! — восклицает командир полка. И вот дуло пистолета в вытянутой руке командира смотрит в затылок сержанта. Мгновенье — и не будет здорового, цветущего парня…

Командир долго целится. Нам, стоящим в строю, становится не по себе. И вдруг к нему подбегает его заместитель по политчасти и что-то говорит тихонько. Нам не слышно, но мы облегченно вздыхаем, когда комполка швыряет пистолет в снег, что-то в сердцах выкрикивает, сплевывает и отходит в сторону.

Вот по таким свидетельствам и нужно изучать войну. Не приукрашенные легенды, а скупые факты — вот, что нужно знать. Может быть, тогда не будет этих дурацких наклеек «Можем повторить».

Не надо салютов. Не надо криков «Ура». Просто помянем. Молча.

В рубрике «Колонка» публикуются тексты, которые выражают личное мнение публициста - автора колонки, не всегда совпадающее с официальной позицией редакции «Общественной электронной газеты», ИА «Башинформ», каких-либо органов государственной власти.

Назад в раздел Печать
Если вы заметили ошибку в статье, сообщите об этом в редакцию, выделив мышью слово с ошибкой и нажав Ctrl+Enter. Ваша помощь в улучшении материалов для нас неоценима!
Чтобы проголосовать за материал, необходимо авторизоваться на сайте
Голосов: 1, Баллов: 5




Авторизуйтесь или войдите через любой соц. сервис для комментирования и оценки материалов: