Уважаемые читатели! Сайт отображается в мобильной версии. Для отображения полной версии сайта необходимо открыть сайт в окне шириною не менее 1024 пикселей.

Учитель, отравляющий жизнь

Учитель, отравляющий жизнь Фото Олега Яровикова. Фото Олега Яровикова.
27.10.2016 08:00:11

Когда мне было десять лет, я была одной из самых маленьких в классе, росту во мне было примерно 130 сантиметров. Почему мне решила объявить войну учительница английского и почему она выбрала такие жестокие методы — для меня до сих пор остается загадкой. Сейчас я знаю, что это называется «буллинг», в русском языке есть почти полный аналог этого слова, от которого отдает запахом подворотни, мускуса и страха — «бычить», «быковать». Нам привычнее называть это «травлей». 

В этом году провели исследование: в 26 школах Уфы было опрошено 4567 учеников 6-9 классов. Говорили о буллинге, длительном  процессе сознательного жестокого отношения в школах. 150 детей признались, что их травили учителя. Получается, почти в каждом классе есть такой ребенок, на которого «бычит» учитель. У кого тогда искать помощи школьнику, если жесткая, спланированная агрессия идет от старшего? И что побуждает взрослых людей унижать маленьких?

«Ты что ли против нашей Галины Михайловны что-то вякать вызвалась?» — с таких слов начинался типичный наезд. Признаюсь, когда я пишу об этом, адреналин продолжает сжимать мои челюсти, а руки предательски холодеют, хотя прошло 24 года. Старшеклассники и старшеклассницы зажимали меня в коридорах и, дыша сигаретным выхлопом, угрожали меня избить, изнасиловать и засунуть головой в унитаз. Это было очень страшно. Моя классная учительница попросила их «поговорить со мной». Я до сих пор помню, какой шершавой была стена в средней школе номер 54 города Уфы, к которой меня притирали, пока остальные, на две головы выше меня десятиклассники, осыпали ругательствами и легкими тычками. Помню, что я не плакала, не рассказывала об этом родителям, эта ситуация просто выжигала меня изнутри.

Психологи утверждают, что буллинг травмирует не только объект травли, но и тех, кто травит, и тех, кто наблюдает.

Все началось в пятом классе, мы в него перепрыгнули из третьего. Наш класс был маленьким, поэтому мы вполне поместились в угловой кабинет английского языка, где царила яркая харизматичная Галина Михайловна. Ей было примерно лет 45-50, заслуженный педагог, на каблуках, с резкой манерой общения и шуточками, она поначалу даже понравилась мне. Я была неформальным лидером класса и одной из лучших учениц. Буквально через месяц после начала учебы случился тот самый конфликт, после которого моя жизнь превратилась в кошмар. Галина Михайловна любила фамильярный стиль общения: «Слышь, ты, тупка», — обращалась она к отстающим ученикам. Я попросила ее так больше не делать. Не помню, что точно я сказала, скорее всего, апеллировала к тому, что она же учитель, она должна нас учить, а не унижать. Мне довольно жестко дали понять, что я ничтожество, и англичанка сама знает, как ей обращаться с детьми. После этого я не получала по английскому оценки выше двойки, даже если в задании не было ни одной ошибки — все просто перечеркивалось красной ручкой. Она стала выставлять меня отстающей, высмеивать национальность и умственные способности. Самым глухим и тяжелым ударом стало то, что мой класс меня не защитил, высмеивать она умела остро и едко. 

Когда оказываешься в такой ситуации, срабатывает психология жертвы. Я не сразу призналась родителям, а они не сразу перевели меня в другой класс. Сейчас я понимаю, что мне стоило уйти в другую школу, чтобы вообще не пересекаться с этой женщиной. Но я жила так почти пять лет. Мои мучители уходили из школы, мне так и не «забили стрелку», чтобы избить, но зато продолжали угрожать и обзывать, дыхание привычно перехватывало около того самого углового кабинета на втором этаже, где обитала заслуженный педагог Галина Михайловна.

Я понимаю, что без этого эпизода я выросла бы совершенно другим человеком, более уверенным в себе, искренним и открытым, наверное. Я понимаю, что Галина Михайловна имела садистические наклонности, с которыми ей вообще не стоило приходить в школу. В руководстве по буллингу детям советуют обратиться к школьному педагогу-психологу и решать проблему не отдельному человеку, а всему классу в целом, включая классного руководителя.

А как быть, если травит вашего сына или дочку заслуженный педагог с регалиями? Просто так, чтобы показать свою власть? По своему опыту могу сказать, что даже если отношения с родителями очень хорошие, признаться в таком трудно. Кажется, что тебе не поверят, ты же всего лишь пятиклашка, а против тебя весь педсовет, директор, звания и степени, весь взрослый мир. Я не могу найти ответ, как быть в таком случае. Возможно, у моих читателей есть свои рецепты по противодействию агрессии учителей и свои истории.

В статье использованы данные публикации «Изучение проявления буллинга в школах города Уфы и роль педагога-психолога в профилактике буллинга», М. Н. Гильмиярова, 2016 год.

В рубрике «Колонка» публикуются тексты, которые выражают личное мнение публициста - автора колонки, не всегда совпадающее с официальной позицией редакции «Общественной электронной газеты», ИА «Башинформ», каких-либо органов государственной власти.

Назад в раздел Печать
Если вы заметили ошибку в статье, сообщите об этом в редакцию, выделив мышью слово с ошибкой и нажав Ctrl+Enter. Ваша помощь в улучшении материалов для нас неоценима!
Чтобы проголосовать за материал, необходимо авторизоваться на сайте
Голосов: 2, Баллов: 10

Мне нравится0
Лаис Разетдинов
Весьма печальная, возможно, немного утрированная история, но очень реалистичная. Что сказать? Факт, что регалии учителям дают не по качеству общения с учениками. Факт, что учителей от Бога можно посчитать пальцами. Помню, сын плакал (то ли в 4-ом, то ли в 5-ом классе) от обиды на учительницу. Несправедливость, грубый, даже тонкий нажим дети чувствуют за версту. После шестого класса сын сам нашёл, мы, родители, просто согласились с выбором сына, сам поступил в башкирско-турецкий лицей-интернат Стерлитамака. В дальнейшем - золотая медаль за лицей, красный диплом УГАТУ, работа, жизнь в столице... Трения с учителями всегда были, есть, будут. Много зависит и от позиции родителей. Мы с женой (школьный педагог) относились таким вещам довольно, не подберу другого слова, разумно. Никогда детям не говорили плохого про учителей, школу. Общались с детьми открыто, уважая их личность. Конкретные действия обсуждали только вдвоём, без детей. Приходилось общаться и с учителями, в этом вопросе у меня супруга оказалась более дипломатичней, зная обстановку и с нутра и с наружи. Если совсем худо, то уж лучше перевести ребёнка в другое учреждение. А в целом, это жизнь, общение, опыт перебороть трудности, социализация!

Авторизуйтесь или войдите через любой соц. сервис для комментирования и оценки материалов: