Уважаемые читатели! Сайт отображается в мобильной версии. Для отображения полной версии сайта необходимо открыть сайт в окне шириною не менее 1024 пикселей.

Мы получили Нобелевскую премию — но почему-то не рады

Мы получили Нобелевскую премию — но почему-то не рады
13.10.2015 09:00:19

На минувшей неделе мне — как человеку из мира литературы — посчастливилось пережить значительное событие. Моя коллега получила Нобелевскую премию. Ходят, правда, споры, числить ли Светлану Алексиевич по ведомству русской литературы, или откреститься от нее (и от ее награды) из-за белорусского паспорта. Это желание поскорее откреститься, которое проявлялось все эти дни во множестве статей и колонок (преимущественно созданных писателями), само по себе любопытно, но об этом дальше. Что же касается паспорта, то я не вижу темы для спора. Можно сколько угодно дискутировать о других словосочетаниях с понятием «русский», определять границы «русского мира» и пределы «русской души», но, слава богу, «русская литература» — понятие конкретное, можно сказать, энциклопедическое. Это то, что пишется на русском языке, то, что создается носителями русского языка. И я, кстати, удивлялся, когда перед одним высоким собранием (настолько высоким, что тексты выступлений пришлось согласовывать заранее) со мной поспорили из-за того, что я оперировал термином «русская литература Башкортостана». Мне сказали, что, мол, это неуместное затрагивание национального вопроса. Пришлось доказывать, что этот конкретный, точный термин не имеет отношения ни к национальному вопросу, ни к гражданству... Современная русская литература как профессиональный цех объединяет людей со многими паспортами, и, честно говоря, раньше я не слышал, чтобы кого-то гнобили за украинское, американское или даже швейцарское гражданство. Но стоило Светлане Алексиевич получить премию, как тут же нашлись люди, которые принялись кричать: это не наша, это белорусская писательница!

Вручение Нобелевской премии — шестое для русской литературы и первое для нее почти за тридцать лет, — вызвало оригинальную реакцию большинства коллег-писателей. Наблюдение за этой реакцией «здесь и сейчас» я считаю большим своим везением, потому что раньше мы только в учебниках читали, как реагировали на весть из Стокгольма коллеги Бродского, Солженицына и — особенно — Пастернака. Едва ли не большинство писателей возмутились в узком кругу, а то и осудили Нобелевский комитет в прессе. Аргументы — в диапазоне от «Она не самая достойная» и «Это не литература» до «Премию дали за русофобскую позицию, за критику России». Думаю, в связи с победой Алексиевич слово «русофобская» вообще использовалось в прессе в эти дни вдвое чаще обычного.

Хочется в ответ разложить по полочкам.

В одной из статей ситуацию точно описали формулой: «Для Запада Алексиевич стала главным современным русскоязычным писателем, и переводы ее книг выходят миллионными тиражами, а в России, несмотря на перестроечный успех ее первых текстов, она оказалась, по сути, на периферии литературного процесса» (Михаил Эдельштейн в «The New Times»). И действительно: в «актуальной литературе» Алексиевич засветилась только в прошлом году, когда ее роман «Время second hand», выпущенный сначала журналом «Дружба народов», а потом издательством «Время» (всё — площадки второго ряда), получил одну из премий на «Большой книге». Нет, конечно, все знали Алексиевич и до этого, но большинству казалось, что это что-то из прошлой жизни, из литературы конца 80-х — начала 90-х. На протяжении нескольких лет все с азартом обсуждали нобелевские шансы того же Виктора Пелевина, которого, наконец, стали рассматривать в условном шорт-листе премии. И тут — такой привет из прошлого. Но, на самом деле, возмущенные коллеги вряд ли смогут ответить на вопрос «Кто, если не она?». Ни один из современных российских писателей, включая и того же Пелевина, всё ещё не снискал какой-то особой международной славы. Если считать «математически», чисто по тиражам переводов и т.п., то к Алексиевич, действительно, даже близко никто не подберётся. Таким образом, вопрос ставится так: либо премию дают ей, либо не дают никому из русских писателей. Как ни странно, многих устроил бы второй вариант. Некоторые литераторы всерьёз обсуждают, что теперь «из-за Алексиевич» их шансы пошатнулись, так как вряд ли русскому писателю дадут награду в ближайшие, скажем, десять лет. Это довольно смешно. Люди не понимают, что им и так ничего не светило в те же условные десять лет. Для этого русская литература должна сначала выпустить на международный рынок бестселлер, а потом еще выдержать долгий срок, чтобы эта книга утвердилась в качестве современной классики. Кандидатов на такой бестселлер среди книг последних нескольких лет что-то не видать.

Что касается «русофобии», то тут всё ещё более странно. Да, Светлана Алексиевич не любит Путина и политику, проводимую его правительством (особенно внешнюю). Да, она регулярно говорит об этом в интервью. Но это практически никак не связано с теми пятью её книгами, которые известны и которые, в итоге, отмечены высокой наградой. Писательница работает по методу причудливого монтажа свидетельств сотен людей о тех или иных исторических событиях. Она опрашивала десятки фронтовичек — так появилась (30 лет назад) известная книга «У войны не женское лицо»; она опрашивала тех, кто прошёл Афган (и семьи тех, кто не вернулся); тех, кто пострадал в Чернобыльской катастрофе... В общем, Алексиевич описала четыре исторических события: Великую Отечественную войну, Афган, Чернобыль и распад СССР. Всё это было так давно, что никак не соотносится с темой нынешних высказываний писательницы о геополитике. Тем не менее, многие публицисты, выступая в связи с Нобелевкой, назвали её книги «русофобскими» и «антироссийскими». И это, на мой взгляд, тревожный сигнал.

Дело в том, что в книгах Алексиевич не написала ничего такого, с чем не соглашалось бы общество. Условно говоря, мысль её книги: Афганская война — это плохо, это ошибка советского руководства, обернувшаяся национальной трагедией. Это абсолютно соответствует тому взгляду на Афганскую войну, который сложился в обществе. Так говорят на кухнях и так пишут в газетах (всё ещё); это общее мнение.

Сегодня массово появляются статьи о том, что это, оказывается, «антироссийский» взгляд. Воевали, мол, правильно и справедливо, жертвы оправданны, а власть не ошибается никогда (не ошиблась и в 1979-м, ввязавшись в эту войну). Это по-своему интересный поворот темы. Есть о чем задуматься: куда зайдёт общественное мнение дальше. Только вот Светлана Алексиевич здесь совершенно ни при чём. Взгляд на национальные трагедии в её книгах никогда не отличался от взгляда большинства. Если сегодня этот взгляд пытаются изменить задним числом, то при чём здесь литература?

В рубрике «Колонка» публикуются тексты, которые выражают личное мнение публициста - автора колонки, не всегда совпадающее с официальной позицией редакции «Общественной электронной газеты», ИА «Башинформ», каких-либо органов государственной власти.

Назад в раздел Печать
Если вы заметили ошибку в статье, сообщите об этом в редакцию, выделив мышью слово с ошибкой и нажав Ctrl+Enter. Ваша помощь в улучшении материалов для нас неоценима!
Чтобы проголосовать за материал, необходимо авторизоваться на сайте
Голосов: 10, Баллов: 43




Мне нравится1
Рим Мустафин
Но стоило Светлане Алексиевич получить премию, как тут же нашлись люди, которые принялись кричать: это не наша, это белорусская писательница!-------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------- Игорь Савельев здесь путает. Дело в том, что сама Светлана Алексиевич считает себя белорусской писательницей, а не русской, хотя и пишет на русском языке. При этом относится к России, как советской, так и демократической с презрением, если не с ненавистью. Такое же ее отношение к русскому миру, к которому она себя не причисляет. У меня создалось такое впечатление. И я сомневаюсь, что журналистке Светлане Алексиевич дали бы Нобелевскую премию, если она была русским писателям. А насчет тиражей на Западе там всегда был огромный спрос на антироссийскую литературу, они до сих пор не могут простить СССР, что он освободил их европейцев от фашизма.
Мне нравится0
Ярослав Бенин
Игорь, вы правда ассоциируете себя с ЭТИМИ?

Дело не в паспорте, разумеется. И не в языке дело. Дагестан, где на кирпичных заводах держат русских в качестве рабов, тоже вполне русскоязычный.

Как определять принадлежность к "русскому миру" - тут сложных рассуждений не нужно. Человек сам всё про себя скажет.
Дело в ОТНОШЕНИИ к России и русским. А вот тут русский человек (и по крови, и по языку) может быть махровым русофобом. Как раз как в случае Алексиевич. (Собственно, за это ей и дали Нобелевку.)
Привычно вешает на русских грехи большевиков, хотя русский народ является жертвой советского режима. Ненавидит Россию (которая у неё, разумеется, ограничена РФ) за "аннексию" Крыма. Не Путина лично, а тех ребят на броневиках, которые "захватили" Крым.
Ясен пень, это не наша писательница. И "белорусской" она считает себя только для того, чтобы не считать себя русской.

Повторяю. Вы правда ассоциируете себя с ЭТОЙ?
Мне нравится0
Рим Мустафин
Писательница работает по методу причудливого монтажа свидетельств сотен людей о тех или иных исторических событиях. Она опрашивала десятки фронтовичек — так появилась (30 лет назад) известная книга «У войны не женское лицо»; она опрашивала тех, кто прошёл Афган (и семьи тех, кто не вернулся); тех, кто пострадал в Чернобыльской катастрофе... В общем, Алексиевич описала четыре исторических события: Великую Отечественную войну, Афган, Чернобыль и распад СССР.------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------ Такой метод работы , скорее, можно назвать журналистским чем писательским. Для молодежи это может быть интересно. А я сам видел в 50-ые годы инвалидов и калек войны, помню их рассказы об ужасах войны, о брошенных послевоенных детях. И в таком методе работы нет ничего нового. В 20-ые годы прошлого века в США появились целая группа писателей, которые занимались сбором отрицательных фактов. Их прозвали "разгребателями грязи". Я понимаю необходимость такой литературы, но не являюсь поклонником этого жанра, к которому я отношу и Светлану Алексиевич. Мне ближе жанр "фантастического реализма", как его понимал писатель Достоевский, когда отталкиваясь от факта или случая , художественно описывая их ,он создавал произведение по эстетическим законам, а не просто перечислял ужасные факты и случаи.
Мне нравится2
oleg oler
Безусловно, то, что пишет Алексиевич относится к Русской литературе. При этом она совершенно справедливо считает себя белорусской писательницей. Василь Быков тоже считал себя белорусским писателем, творившим в рамках русской литературы. Дай волю здешним комментаторам, они и Бунина лишат статуса русского писателя.
Что касается воя наших литераторов, то ими движет ЗАВИСТЬ и желание лишний раз прогнуться перед властью. Это очевидно. Ненавидит она не Россиию, не подневольных ребят в Крыму, а нынешний антидемократический режим.
Уверен, никто из этих комментаторов  не читал Светлану. Но, осуждают.
Не понял, кстати, при чем тут кирпичные заводы?
Мне нравится0
Ярослав Бенин
Цитата
oleg oler пишет:
Безусловно, то, что пишет Алексиевич относится к Русской литературе.
Алексиевич вообще не пишет, в художественном смысле. Это уже отметил Пионер: http://pioneer-lj.livejournal.com/1618294.html
Сборники интервью - это не литература.
Ну и русского там ничего нет. Можно назвать её творения "советской литературой".

Цитата
oleg oler пишет:
Бунина лишат статуса русского писателя.
Не понял, кстати, при чём тут Бунин?

Цитата
oleg oler пишет:
Ненавидит она не Россиию, не подневольных ребят в Крыму, а нынешний антидемократический режим.
Враньё. Ненавидит она именно Россию, настоящую.
Ребята в Крыму - конечно, формально подневольные, но я уверен, что именно это задание им пришлось по душе. Как и те, к кому они приехали. Люди довольны? Да. Значит, именно это действие нынешнего режима очень демократично, в буквальном смысле слова. Хотя сам режим в целом антидемократический, конечно.
Кстати, если в России свершится поворот к демократии - вы первыми же взвоете.


Цитата
oleg oler пишет:
Не понял, кстати, при чем тут кирпичные заводы?
Я вроде понятно объяснил. Ещё раз:

Цитата
Это то, что пишется на русском языке, то, что создается носителями русского языка.
Цитата
Ярослав Бенин пишет:
Дагестан, где на кирпичных заводах держат русских в качестве рабов, тоже вполне русскоязычный.
Мне нравится0
иосиф сталин
Следует обратиться к Лукашенко. Пусть как следует поработает с Алексиевич. Откажется от Нобелевки. Не откажется, лишить загранпаспорта, не публиковать, арестовать счета, отправить в глухую деревню на постоянное проживание.
Мне нравится0
Ярослав Бенин
Цитата
со мной поспорили из-за того, что я оперировал термином «русская литература Башкортостана». Мне сказали, что, мол, это неуместное затрагивание национального вопроса.
По поводу вопроса, где какая литература.

Около Гостинки открыли фонтан, там памятник Загиру Исмагилову. Выдающемуся башкирскому композитору, так написано на памятнике. К чему относится слово "башкирский", к месту проживания и творения?
Вряд ли. Игоря Савельева башкирским писателем не назовут. Это слово говорит о происхождении.
Так что ваша, Игорь, литература, по логике устроителей памятника, будет русской. В следующий раз им так и отвечайте.
Мне нравится0
Рим Мустафин
По поводу Светланы Алексиевич мнения разделились Она сама себя не считает русской писательницей, а Игорь Савельев и другие считают ее русской писательницей. Как быть в таком случае ? Наше предложение. Пока Светлана Алексиевич жива надо руководствоваться ее мнением, а вот после ее смерти можно будет легко причислить к русским писателям. Она уже тогда не сможет возразить.  Как это и произошло с русским антисоветским писателем Иваном Буниным. Кстати , Светлана Алексиевич живет в основном в Германии, поэтому Лукашенко не сможет до нее дотянутся. Опять-таки белорусы пусть сами разбираются, кто у них должен быть президентом страны, а кто лауреатом Нобелевской премии. Как вывод, хорошо что шведы  Светлане Алексиевич дали Нобелевскую премию по литературе, но могли быть более взыскательными при отборе кандидатов.
Мне нравится0
Рим Мустафин
Есть такое мнение.

Швейцарская писательница Элен Ришар-Фавр обратилась к нобелевскому лауреату по литературе Светлане Алексиевич. Она обвинила Алексиевич в искажении данных о конфликте в Донбассе. Свою позицию Ришар-Фавр высказала в блоге на сайте издания Tribune de Genève.
"Мы сами выбираем темы, на которые пишем. Но если вы заявляете, что своим творчеством боретесь с ложью, почему вы говорите, что 86% россиян рады гибели людей в Донбассе? – отметила швейцарская писательница. – Мадам, такие заявления не просто ложны, но оскорбительны".
Ришар-Фавр возмутили заявления, сделанные Алексиевич 8 октября на пресс-конференции в Минске. Как ранее сообщило агентство Reuters, белорусская писательница назвала ситуацию на Украине "российским вторжением". "Это оккупация – вторжение извне", – заявила она. Писательница добавила, что любит "русский гуманитарный мир", но не любит "мир Сталина, Берии и Шойгу".
Коллега Алексиевич из Швейцарии ответила на эти высказывания, приведя историю 24-летней жительницы Донбасса, потерявшей ногу во время обстрела. Женщина по имени Лилия прикрыла собой своего 11-месячного сына, и ей оторвало ногу. По словам Ришар-Фавр, это не единственный подобный случай, и стоит за этим украинское правительство, поддерживаемое Западом.
8 октября Нобелевский комитет присудил Светлане Алексиевич премию по литературе. Секретарь Шведской академии Сара Даниус назвала ее творчество памятником страданию и мужеству в наше время. Награждение
Мне нравится0
Рим Мустафин
Как разделить Светлану Алексиевич ? Петр Порошенко на том основании, что Алексиевич родилась в Ивано-Франковской области Украины считает Светлану Алексиевич своей украинкой. Александр Лукашенко поздравил Светлану Алексиевич с Нобелевской премией и назвал ее белорусской писательницей. На том основании, что Светлана Алексиевич пишет на русском языке кое-кто в России причислил ее к русскому миру и русской литературе. А для меня все это не важно. Проза Светланы Алексиевич не обладает большими художественными достоинствами, но если ее читают на Западе да ради Бога. Можно только порадоваться за нее, миллион долларов женщине не помешают.
Мне нравится0
Лаис Разетдинов
Некуда деться мне от ощущения, что она относится к России (русским) с "душком", потому и получила нобелевку. Не прав, послушаю вашу точку зрения.

Авторизуйтесь или войдите через любой соц. сервис для комментирования и оценки материалов: